номера на руках пленных

Номера на руках пленных

Истощенные до крайности узники, прибывающие в нацистские концлагеря, должны были сдавать все свои личные вещи, взамен они получали каторжную одежду, котелок, ложку и кружку. Попадавший в лагерь утрачивал все признаки своей индивидуальности, он становился — Номером.

История создания «Нумерованных» началась так. Три года назад престарелая женщина пришла в приемный покой одной из больниц на севере Израиля с жалобами на боли в груди. Когда молодая врач Дана Дорон осматривала ее, женщина подвернула рукав и указала на вытатуированный на руке номер: «Вы знаете, что это такое?» Ее монолог продолжался час. На следующий день в больницу пришла с извинениями ее дочь: «Каждый раз, когда моя мама хочет поговорить о своем номере, она приходит в приемный покой с жалобами на боли в груди».

Переживания врача вылились в удивительный фильм-историю о прошедших через немецкие лагеря, который Дана Дорон сняла в соавторстве с другом — фотожурналистом Уриэлем Синаи.

Фильм открывается цитатой из Примо Леви, прошедшего через Освенцим: «Со временем моя татуировка стала частью моего тела… Часто молодые люди спрашивают, почему я не выведу ее. Это удивляет меня: Почему я должен ее выводить? Не многие из нас в этом мире носят такое свидетельство». Фильм «Нумерованные» доносит до нас голоса других, менее известных, чем Примо Леви, евреев, выживших в Катастрофе и сохранивших на своем теле свидетельство.

Каждый из них по-разному относится к своему номеру. Одни включили номера в свою жизнь как напоминание не только о перенесенных страданиям, но и о победе. Сам факт того, что они выжили, нашли любовь, создали семьи, является для них победой. Истории любви — самая трогательная сторона фильма.

Другие удалили номера. В годы становления государство Израиль казалось, что люди с подобными татуировками несут на себе несмываемое клеймо галутного позора. Некоторые никогда не надевали одежду с короткими рукавами.

У выживших не было выбора, номерными знаками они были помечены в нацистских концлагерях. Но сегодня их дети и внуки сознательно вытатуировывают на своих телах эти номера. Женщина среднего возраста, только что потерявшая отца, вспоминает, что его номер был частью жизни семьи: он использовался как код для входного замка и как пароль в интернете; номер вошел в ежедневную рутину. Когда отец ушел из жизни, женщина вытатуировала этот номер у себя на ноге. Нацисты наносили татуировку детям именно на ножку, потому что большая татуировка не умещалась на маленькой детской ручке. Внук другого выжившего в Холокосте, родом из Салоник, разместил номер на руке в том же самом месте, где он находится и у деда, чтобы всегда помнить о случившемся.

А вот другая история о татуировке — из очень хорошей сегодняшней статьи Сергея Сумленного, собкорра «Эксперта» в Германии:

Моя соседка — медсестра в берлинской больнице — свела себе татуировку. В свое время она нанесла себе на внешнюю сторону руки, прямо от запястья вверх к локтю, цепочку китайских иероглифов. Какую-то надпись с восточной мудростью — типа, «расслабься и живи спокойно» или «глядя на небо, думай о порядке мира». Очень быстро она заметила, что ее пациенты — а работала она тогда в доме престарелых — стали настороженно коситься на нее. Через некоторое время очередной пожилой мужчина уперся подслеповатым взглядом в татуировку, потом пристально посмотрел в глаза медсестре и спросил: «Но ведь вы же очень молодая. Вы же не могли ТАМ быть». Татуировка выглядела именно так, как выглядели номера, наколотые на руках заключенных концлагерей. Полуслепой пенсионер видел в татуировке именно то, что он привык видеть в таких татуировках, когда был молодым. И эта страшная волна воспоминаний, внезапно накрывавшая его в палате, прямо перед очередным уколом или завтраком — в присутствии медсестры, которой он привык доверять и которую воспринимал как единственного близкого человека, который всегда рядом, вызвала у него панику. Медсестра смутилась и сказала что-то про иероглифы. Через неделю тот же вопрос задала ей еще одна пациентка. Потом третья. Каждый раз — с испугом и дрожью в голосе. После четвертого вопроса моя соседка пошла к хирургу и свела татуировку.

Дальше в этой статье — сопоставление немецкого и советско-российского способов сохранения памяти о войне. Не в пользу российского, понятно.

Когда турист из России приезжает в Германию, один из первых искренних вопросов, который возникает у него, — почему здесь на каждом углу натыкаешься на воспоминания о Холокосте? Почему перед тем или другим домом в землю вмонтированы квадратные бронзовые таблички 10 на 10 сантиметров, на которых выбиты имена и даты жизни евреев, живших в этом доме, обстоятельства их депортации и убийства? […] Русский турист хочет бежать от этого ужаса, он не готов к нему, он привык к помпезным гранитным доскам с именами работавших в шарашках авиаконструкторов (о шарашках на доске ни слова), на худой конец — к памятникам солдатам-победителям с массовым упоминанием цифры 20 млн. […] Человеческий мозг не в силах представить себе ни 20 млн, ни 6 млн убитых. Это слишком много, это чудовищно много. Но человек отлично понимает ужас трагедии, когда, взяв стакан кофе на вынос, идет по солнечной улице и видит дом, а рядом с ним в брусчатке — вмонтированные блестящие таблички с именами: папа 35 лет, мама 28 лет, дети 3, 5 и 8 лет. Депортированы и убиты. Человек прекрасно понимает, что это такое — быть выгнанным из своей квартиры. Да мне же самому 35! — восклицает прохожий.

Источник

180px Tatuerat f%C3%A5ngnummer

СОДЕРЖАНИЕ

Числа

Распространенное мнение, что все концентрационные лагеря наносят татуировки на сокамерников, не соответствует действительности. Заблуждение состоит в том, что заключенных Освенцима часто отправляли в другие лагеря и освобождали оттуда. Они показывали номер, но он был из их времен в Освенциме. Металлические штампы оказались непрактичными, и позже цифры были вытатуированы единственной иглой на левом предплечье.

Татуировка представляла собой номер входа в лагерь для заключенных, иногда с добавлением специального символа: у некоторых евреев был треугольник, а у цыган была буква «Z» (от немецкого Zigeuner для «цыган»). В мае 1944 года мужчины-евреи получили буквы «А» или «В» для обозначения определенной серии цифр. По неизвестным причинам эта числовая серия для женщин больше никогда не начиналась с серии «B» после того, как они достигли предельного числа в 20 000 для серии «A».

180px Auschwitz survivor displays tattoo detail

Выживший в Освенциме Сэм Розенцвейг показывает свою идентификационную татуировку.

180px US Navy 110505 N DX615 012 Holocaust survivor Rose Schindler shows the prisoner number tattoo on her arm to Mass Communication Specialist 2nd Class

Пережившая Холокост Роуз Шиндлер показывает татуировку с цифрой на руке военнослужащему ВМС США.

129px Bundesarchiv Bild 183 B0716 0005 014%2C Oberstes Gericht%2C Globke Prozess%2C Zeugin%2C Eva Furth

Татуировка с номером видна на руке выжившей в лагере (и, на этом фото, свидетельницы зала суда 1963 года) Евы Фурт.

137px Buchenwald Survivor Tattoo 59963

Недавно освобожденный выживший из Бухенвальда показывает свою татуировку.

180px Ebensee concentration camp prisoners 1945

Только что освобожденные выжившие в концлагере Эбензее носят (и некоторые показывают на камеру) металлические бирки с идентификационными номерами на шнурках или ожерельях.

Тканевые эмблемы

220px Wikpedia system of identification German camps

134px Bundesarchiv Bild 146 1993 051 07%2C Tafel mit KZ Kennzeichen %28Winkel%29 retouched

Идентификационные эмблемы нацистских лагерей на немецкой иллюстрации 1936 года.

180px Prisoners%27 Uniforms with Red Triangles of Political Prisoners Museum Exhibit Dachau Concentration Camp Site Dachau Bavaria Germany

180px Bundesarchiv Bild 183 78612 0007%2C KZ Sachsenhausen%2C H%C3%A4ftlinge bei Z%C3%A4hlappel

180px KL Auschwitz distinguishing marks

180px Bundesarchiv Bild 192 008%2C KZ Mauthausen%2C Sowjetische H%C3%A4ftlinge

lossy page1 180px Prisoners in the concentration camp at Sachsenhausen%2C Germany%2C December 19%2C 1938. Heinrich Hoffman Collection. NARA 540178.tif

Задержанный Заксенхаузен в очках на переднем плане носит двухцветную идентификационную эмблему в виде двойного треугольника.

180px Buchenwald Disabled Jews 13132 crop

180px 13cwik

F (французский) на красном треугольнике (политический враг) и идентификационный номер 31299 на бухенвальдской одежде доктора Йозефа Брау. ^

135px A2vestond

180px Numer obozowy KL Stutthof 29659

Нарукавные повязки

180px THERBIND

Повязка заключенной Терезиенштадта Эльзы Вальдманн для использования во время принудительных работ на фабрике за пределами лагеря.

180px Purple Triangle

180px Bundesarchiv Bild 183 1998 0112 501%2C D%C3%A4nin arbeitet in deutschem Werk

Датский заключенный носит повязку D во время принудительных работ на фабрике за пределами лагеря.

117px Bundesarchiv Bild 101III Duerr 054 17%2C Lettland%2C KZ Salaspils%2C j%C3%BCdischer Lagerpolizist

Капо лидер в Саласпилсе концлагерь с Lagerpolizei (лагерь полиции) повязкой.

180px Buchenwald Survivor Reenactments 06493

Выживший из Бухенвальда объясняет прибывшей делегации некоторые жестокие методы поддержания порядка в лагере; он носит повязку Lagerdienst («лагерная служба», заключенный-помощник охранника).

Источник

Номера на руках пленных

sIN88t2JBwDLUBST1MIohmMyJXbFcQhFIfbvTYKjBLg2SCUNwKZnLB0Mj9IqnosmmLlVof6O

sIN88t2JBwDLUBST1MIohmMyJXbFcQhFIfbvTYKjBLg2SCUNwKZnLB0Mj9IqnosmmLlVof6O

sIN88t2JBwDLUBST1MIohmMyJXbFcQhFIfbvTYKjBLg2SCUNwKZnLB0Mj9IqnosmmLlVof6O

sIN88t2JBwDLUBST1MIohmMyJXbFcQhFIfbvTYKjBLg2SCUNwKZnLB0Mj9IqnosmmLlVof6O

sIN88t2JBwDLUBST1MIohmMyJXbFcQhFIfbvTYKjBLg2SCUNwKZnLB0Mj9IqnosmmLlVof6O

sIN88t2JBwDLUBST1MIohmMyJXbFcQhFIfbvTYKjBLg2SCUNwKZnLB0Mj9IqnosmmLlVof6O

sIN88t2JBwDLUBST1MIohmMyJXbFcQhFIfbvTYKjBLg2SCUNwKZnLB0Mj9IqnosmmLlVof6O

Такая запись указывала на то, что о смерти военнопленного было сообщено в Справочную службу вермахта (ВАСт) и это можно было проследить подняв списки под указанным номером, от указанного числа и указанного лагеря.

sIN88t2JBwDLUBST1MIohmMyJXbFcQhFIfbvTYKjBLg2SCUNwKZnLB0Mj9IqnosmmLlVof6O

Кроме того, на ПK I нередко ставилась стандартная печать:

† am 20.6.43
Begrab. Russ.-Friedhof
Tr.-Üb.-Platz Zeithain Parzelle:
Block: Reihe:

умер 20.06.1943 г.
похоронен на русском кладбище
Полигон Цайтхайн Квадрат:
Блок: Ряд:

Но такой стандартный штемпель имелся не во всех лагерях, в других дату смерти военнопленного нередко записывали от руки и данные о захоронении делали произвольно.
В случае смерти военнопленного ПК I с приложенной половинкой жетона военнопленного пересылалась в ВАСт.

sIN88t2JBwDLUBST1MIohmMyJXbFcQhFIfbvTYKjBLg2SCUNwKZnLB0Mj9IqnosmmLlVof6O

8
Печать:
См. дополнительно о «Приказе ОКВ о запрете связей военнопленных с немецкими девушками и женщинами».
OKW-Befehl v. 10.1.40 bestätigt.
Приказ верховного главнокомандования от 10.1.1940 года донесен.

В других лагерях ставили стандартную отметку:
«Belehrt über das Verbot betr. Verkehr mit deutschen Frauen»
Указано на запрет иметь половую связь с немецкими женщинами.

или же: «Die Bekanntgabe des Verbots des Verkehrs Kr.-Gef. mit deutschen Frauen vom 10.01.40 ist erfolgt.»
Поставлен в известность о запрете половых связей военнопленных
с немецкими женщинами согласно указа от 10.01.1940 года.

На оборотной стороне карточки дана информация о полученных военнопленным прививках, пребывания в лазарете, отбытии наказаний, переводах из лагеря в лагерь или в рабочие команды.

sIN88t2JBwDLUBST1MIohmMyJXbFcQhFIfbvTYKjBLg2SCUNwKZnLB0Mj9IqnosmmLlVof6O

«Передан в Гестапо или передан в СД» – такая запись на Персональной карточке № I (ПК I) военнопленного нередко сопровождалась записью «Освобожден из военного плена».

Эти обе записи требуют определённого объяснения:
Из лагерей для военнопленных в ведение Гестапо передавали прежде всего лиц, не прошедших дополнительную «проверку» на политическую «благонадёжность», т.е. лояльность к национал-социалистическому режиму. К этой группе лиц в первую очередь относили комиссаров, политработников, партийных работников среднего звена и из высшего состава, а также всех лиц еврейской национальности. Кроме того передавали в Гестапо тех, кто неоднократно совершал побеги или вёл себя «вызывающе» по отношению к лагерному персоналу и/или к их помощникам из числа самих военнопленных.

Передача в Гестапо в большинстве своём означало перевод человека из лагеря для военнопленных – находящихся в ведении вермахта – в концентрационный лагерь, за режим и функционирование которого руководство вермахта уже не отвечало. Для этого военнопленного формально необходимо было «освободить» из военного плена. Таким образом, человек лишался последних, даже очень призрачных прав, связанных со статусом военнопленного, и Гестапо могло поступать с ним по своему усмотрению.

Одновременно с передачей человека в Гестапо все регистрационные документы – ПК № I, регистрация конкретного лагеря, лазаретные карточки и т.д., должны были пересылаться на хранение в ВАСт (WASt, Справочная служба вермахта). С этого момента по статистике вермахта человек больше не проходил.

Записи о передаче человека в Гестапо в некоторых лагерях были выполнены в виде штемпеля (в документах такие записи выделены нами эллипсом), см. карточку Абуладзе – «Überwiesen an Gestapo am:» (запись можно перевести как «Переведён в Гестапо» или «Направлен в Гестапо») или в виде записи, см. карточку Ахтаров – «Aus der Kriegsgefangenschaft entlassen» (перевод: «Из военного плена освобождён»). В некоторых случаях, например у военнопленного, попытка побега которого была неудачной, всего два слова «Гестапо-Алленштайн» говорят нам о его судьбе.

sIN88t2JBwDLUBST1MIohmMyJXbFcQhFIfbvTYKjBLg2SCUNwKZnLB0Mj9IqnosmmLlVof6O

Дополнительная информация: «Доведение до сведения приказа о женщинах»
С начала войны и доставки в Германию польских, а позже французских и военнопленных и интернированных из других стран, в Рейхтагеблатт 25 ноября 1939 года было опубликовано распоряжение «С целью защиты немецкого народа» согласно которому связь гражданского населения с военнопленными признавалась за грубейшее нарушение и наказавалась лишением свободы. В основном оно было направлено на то, что бы немецкие женщины не имели интимную связь с «не арийцами».

31 января 1940 года райхфюрер СС Гиммлер и начальник германской полиции разослали под грифом секретно в аппараты бургомистров городов и в областные полицейские управления указание о том, что те немецкие девушки и женщины которые встречаются с военнопленными и этим грубо нарушают «шепетильность народа» надлежат сопровождению как минимум на один год в концентрационный лагерь. Если девушки и женщины из их населённого пункта решат подстричь таких «гулящих» наголо, то полиция не должна вмешиваться в эти действия.
Вскоре была создана разветвленная и хорошо отлаженная сеть информантов, донесения которых довольно успешно препятствовали «смешению рас» для соблюдения «чистоты крови».

В 1941 году, на запрос военного округа 5 в отношении половых связей с женщинами, 29.04.1941 года последовало разъяснение, что запрет касается только связей с немецкими женщинами. В других случаях наказывать следовало только за изнасилование, за связь с мололетними и т.д.

Опираясь на это распоряжение и для военнопленных был издан приказ ОКВ в котором указывалось, что за связь военнопленного с немецкими женщинами подлежит немедленное наказание, при «особых» нарушениях – смертная казнь. С целью соблюдения хотя бы формальных юрисприденческих норм данный приказ зачитывался перед всеми вновь поступающими в лагерь, иногда приказ доводился непосредственно и при регистрации в лагере и в Персональной карточке № 1 об этом ставилась отметка.

20 февраля 1942г. согласно распоряжению Гимлера наказание для «русских» имевших «контакт» с немецкими женщинами было ужесточено, во всех случаях они подвергались «особому обращению», что по терминологии третьего рейха обозначало фактически ликвидацию человека.

В 1942 году под номером 7296 во все военные округа рейха было разослано стандартное сообщение о том, что везде, где работали или содержались советские военнопленные необходимо было развесить и плакаты на немецком и русском языках с содержанием приказа от 10 января 1940 года.

Источник

Поделиться с друзьями
admin
Информационный справочник обо всем
Adblock
detector